Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница

говорить и часто улыбаться, выражать человеческие теплые чувства к

собеседнику. Его форма тоже благоприятствует счастливой судьбе.

Я вижу только одного врага этого счастья - лоб; лоб как будто говорит:

«Я могу жить и одна, если уважение к себе и обстоятельства этого потребуют.

Мне незачем ради блаженства продавать свою душу. У меня в груди есть тайное

сокровище, дарованное мне с самого рождения; оно поддержит мою жизнь, даже

если мне будет отказано во всех внешних радостях или если за них придется

заплатить тем, что для меня всего дороже». Этот лоб заявляет: «Здесь разум

крепко сидит в седле и держит в руках поводья, он не позволит чувствам

вырваться вперед Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница и увлечь его на какое-нибудь безрассудство. Пусть страсти

беснуются в душе, как истые язычники, во всей своей первобытной силе, пусть

желания рисуют тысячу суетных картин, но в каждом случае последнее слово

будет принадлежать трезвому суждению, и только разум будет решать. Пусть мне

угрожают бури, землетрясения и пожары, я всегда буду следовать этому тихому

тайному голосу, послушная велениям совести».

Хорошо сказано, лоб, с твоим заявлением будут считаться. Твои планы -

честные планы, они в согласии с голосом совести и советами разума. Я знаю,

как скоро молодость увянет и цвет ее поблекнет, если в поднесенной ей чаше

счастья будет хотя бы одна капля стыда, хотя бы привкус угрызения Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница. А я не

желаю ни жертв, ни горя, ни уныния, - это меня не привлекает. Я хочу

исцелять, а не разрушать, заслужить благодарность, а не вызывать горькие

слезы, - нет, ни одной! Пусть я пожну улыбки, радость, нежность, - вот чего

я хочу. Но довольно! Мне кажется, я в каком-то сладостном бреду. О, если бы

продлить эту минуту навеки, но я не дерзаю. Я еще крепко держу себя в руках.

Я не преступлю данной мною клятвы, но это может превзойти мои силы.

Встаньте, мисс Эйр, оставьте меня. Представление окончено.

Где я? Не сон ли это? Или я спала? Или я до сих пор грежу? Голос

старухи Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница внезапно изменился. Ее интонация, ее жесты - все в ней вдруг

показалось мне знакомым, как мое собственное лицо в зеркале, как слова,

произносимые моими собственными устами. Я встала, но не ушла. Я посмотрела

на цыганку, помешала угли в камине и опять посмотрела; но она ниже надвинула

шляпу на лицо и снова жестом предложила мне уйти. Пламя озаряло ее

протянутую руку. Настороженная, взволнованная всем происшедшим, я сразу



обратила внимание на эту руку. Рука была так же молода, как и моя: нежная и

сильная, гибкие, стройные пальцы; на мизинце блеснуло широкое кольцо,

наклонившись вперед, я взглянула на него и тут же узнала перстень, который

видела перед тем тысячу раз Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница. Я снова посмотрела ей в лицо; теперь оно уже не

было отвращено от меня, цыганка сбросила чепец и повязку. Голова ее

склонилась.

- Ну что, Джен, узнаете меня - спросил знакомый голос.

- Вам остается только снять красный плащ, сэр, и тогда...

- Но завязки затянулись, помогите мне.

- Разорвите их, сэр.

- Ну вот. Итак, прочь личину! - И, сбросив с себя свой наряд, мистер

Рочестер предстал передо мной.

- Послушайте, сэр, что за странная идея?

- А ведь ловко сыграно, правда?

- С дамами у вас, наверно, вышло удачнее.

- А с вами нет?

- Со мной вы вели себя не как цыганка.

- А как кто? Как я сам?

- Нет, как легкомысленный Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница комедиант. Словом, вы хотели что-то выведать

у меня или во что-то вовлечь меня. Вы болтали глупости, чтобы заставить меня

болтать глупости. Это едва ли хорошо, сэр.

- Вы простите меня, Джен?

- Не могу сказать, пока всего не обдумаю. Если я во зрелом размышлении

найду, что не наговорила слишком много вздора, то постараюсь простить вас;

но вам не следовало этого делать.

- О, вы вели себя очень корректно, очень осторожно, очень благоразумно.

Я обдумала все происшедшее и пришла к выводу, что мистер Рочестер прав.

Это меня успокоило. Ведь я действительно была настороже с самого начала

этого свидания. Я чувствовала, что за всем этим кроется какая-то

мистификация Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница, но мне и в голову не приходило, что цыганка - мистер Рочестер.

- Ну, - сказал он, - над чем вы задумались? Что означает эта

торжествующая улыбка?

- Я удивлена и поздравляю себя, сэр. Надеюсь, вы разрешите мне теперь

удалиться?

- Нет, подождите еще минутку и расскажите мне, что делают эти люди там,

в гостиной.

- Вероятно, говорят о цыганке.

- Сядьте, расскажите, что они говорят обо мне?

- Я бы не хотела, сэр, оставаться дольше; вероятно, уже около

одиннадцати часов. Ах да, знаете ли вы, мистер Рочестер, что, после того как

вы утром уехали, сюда прибыл еще один гость?

- Гость? Нет. Кто же это? Я никого не ждал. Он уехал?

- Нет Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница. Он сказал, что знает вас давным-давно и что берет на себя

смелость расположиться здесь до вашего возвращения.

- Ах, дьявол! Он назвал себя?

- Его фамилия Мэзон, сэр. Он приехал из Вест-Индии, из Спаништауна на

Ямайке.

Мистер Рочестер держал меня за руку, словно собираясь подвести к

креслу. Когда я произнесла имя гостя, он судорожно стиснул мою кисть. Улыбка

на его губах застыла, дыхание как будто остановилось.

- Мэзон! Из Вест-Индии! - сказал он, и эти слова прозвучали так, словно

их произнес автомат: - Мэзон! Из Вест-Индии! - И он трижды повторил эти

слова, все с большими промежутками, видимо, не отдавая себе в этом отчета.

- Вам нехорошо, сэр Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница? - спросила я.

- Джен, вы нанесли мне удар. Вы нанесли мне удар, Джен! - Он

покачнулся.

- О сэр, облокотитесь на меня!

- Джен, вы когда-то предложили мне ваше плечо, - дайте мне опереться на

него еще раз.

- Конечно, сэр, конечно! И вот моя рука.

Он сел и заставил меня сесть рядом. Он держал мою руку обеими руками и

пожимал ее. Вместе с тем он глядел на меня каким-то тревожным и горестным

взглядом.

- Мой маленький друг, - сказал он, - как хотел бы я быть сейчас на

уединенном острове, только с вами, и чтобы всякие волнения, опасности и

отвратительные воспоминания сгинули бесследно.

- Не могу ли я помочь вам, сэр? Я Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница готова жизнь отдать, если она вам

понадобится.

- Джен, если помощь мне будет нужна, я обращусь за ней только к вам.

Это я обещаю.

- Благодарю вас, сэр. Скажите мне, что надо сделать, я по крайней мере

попытаюсь.

- Принесите мне, Джен, стакан вина из столовой. Они, наверно, сейчас

ужинают; и скажите мне, там ли Мэзон и что он делает.

Я вышла. Все действительно были в столовой и ужинали, как предполагал

мистер Рочестер; они не сидели за столом, ибо ужин был приготовлен на

серванте, и гости брали, что каждому хотелось, стоя маленькими группами,

держа в руках тарелки и стаканы. Все были чрезвычайно веселы. Всюду

раздавались смех Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница и болтовня. Мистер Мэзон, стоя у камина, беседовал с

полковником и миссис Дэнт и казался таким же веселым, как и остальные. Я

налила в стакан вина (увидев это, мисс Ингрэм нахмурилась. «Какая дерзость!»

- вероятно, подумала она про меня) и возвратилась в библиотеку.

Ужасная бледность уже исчезла с лица мистера Рочестера, и вид у него

был опять решительный и угрюмый. Он взял у меня стакан из рук.

- Пью за ваше здоровье, светлый дух, - сказал он и, проглотив вино,

вернул мне стакан. - Что они делают, Джен?

- Смеются и болтают, сэр.

- А вам не показалось, что у них важный и загадочный вид, словно они

узнали что-то необыкновенное?

- Ничуть Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница! Они шутят и веселятся.

- А Мэзон?

- Он тоже смеется.

- Если бы все эти люди пришли сюда и оплевали меня, что бы вы сделали,

Джен?

- Выгнала бы их из комнаты, сэр, если бы могла. Он слегка улыбнулся.

- А если бы я вошел к ним и они только посмотрели бы на меня ледяным

взглядом и, насмешливо перешептываясь, один за другим покинули меня? Тогда

что? Вы бы ушли с ними?

- Думаю, что нет, сэр. Мне было бы приятнее остаться с вами.

- Чтобы утешать меня?

- Да, сэр, чтобы утешать вас по мере моих сил.

- А если бы они предали вас анафеме за Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница то, что вы остались со мной?

- Я, вероятно, даже не узнала бы об этом, а если бы и узнала, какое мне

до них дело?

- Значит, вы рискнули бы общественным мнением ради меня?

- Я сделала бы это ради любого друга, который заслуживал бы моей

поддержки. А вы, я уверена, заслуживаете.

- Вернитесь теперь в столовую, подойдите тихонько к Мэзону и шепните

ему на ухо, что мистер Рочестер вернулся и хочет видеть его. Проводите его

сюда и затем оставьте нас.

- Хорошо, сэр.

Я исполнила его просьбу. Гости с удивлением уставились на меня, когда я

решительно прошла среди них. Я отыскала мистера Мэзона, передала ему

поручение и проводила его в библиотеку, а Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница затем поднялась наверх.

Поздно ночью, когда я уже давно лежала в постели, я услышала, что гости

расходятся по своим комнатам. До меня донесся голос мистера Рочестера:

«Сюда, Мэзон. Вот твоя комната».

Этот голос звучал весело; я успокоилась и скоро заснула.

Глава XX

Я забыла задернуть занавеску, как делала обычно, и спустить жалюзи.

Поэтому, когда луна, яркая и полная (стояла ясная ночь), оказалась против

моего окна и заглянула в него, ее светлый взор пробудил меня. Была глубокая

ночь, и, открыв глаза, я сразу увидела серебристо-белый и кристально-ясный

диск. Луна была великолепна, но как-то слишком торжественна. Я приподнялась

и протянула руку, чтобы задернуть Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница занавеску.

Боже, какой вопль!

Ночь, ее тишина, ее покой словно были разорваны неистовым,

пронзительным, диким криком, пронесшимся из одного конца дома в другой.

Сердце у меня замерло, пульс, казалось, перестал биться; моя вытянутая

рука оцепенела, словно парализованная. Вопль замер и больше не повторялся.

Какое бы существо ни издало этот чудовищный крик, повторить его было

невозможно; самый огромный кондор в Андах не мог дважды издать такой крик в

своем заоблачном гнезде. Существо, испустившее такой вопль, непременно

должно было передохнуть, чтобы повторить его.

Этот вопль раздался на третьем этаже, у меня над головой. В комнате над

моею я услышала шум борьбы, и, судя по этому Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница шуму, то была борьба не на

жизнь, а на смерть. Кто-то полупридушенным голосом крикнул:

- Помогите! помогите! помогите! - три раза, с судорожной торопливостью.

- Неужели никто не слышит? - снова раздался голос и затем, среди

яростного топота и возни, которые продолжались наверху, до меня сквозь доски

и штукатурку донеслось:

- Рочестер! Рочестер! Ради бога! Сюда!

Где-то распахнулась дверь. Кто-то пробежал, вернее - пронесся по

коридору. Над моей головой послышались еще чьи-то шаги, что-то упало - и

наступила тишина.

Я набросила на себя одежду и, дрожа от ужаса, выбежала из комнаты.

Гости уже все проснулись. Из каждой комнаты доносились восклицания,

испуганный шепот; дверь за дверью открывалась Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница, выглядывал один, выглядывал

другой; постепенно коридор наполнился людьми. Мужчины и женщины повскакивали

с постелей. «Что же это?», «Кто убит? Что случилось?», «Принесите свечу!»,

«Где пожар?», «Где разбойники?», «Куда бежать?» - доносилось отовсюду. Если

бы не лунный свет, гости оказались бы в непроглядной тьме. Все бегали взад и

вперед, собирались кучками, некоторые рыдали, другие едва держались на

ногах. Смятение было неописуемое.

- Куда к черту провалился Рочестер? - кричал полковник Дэнт. - Его

нигде нет.

- Здесь! Здесь я! - отвечал ему из темноты знакомый голос. -

Успокойтесь, пожалуйста, все. Я иду.

Дверь в конце коридора открылась, и появился мистер Рочестер со свечой

в руке. Он только что спустился с верхнего этажа. Одна Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница из дам торопливо

подбежала к нему и схватила его за руку. Это была мисс Ингрэм.

- Произошло ужасное событие? - спросила она. - Говорите скорее, лучше

узнать сразу!

- Да не тормошите вы меня, еще задушите, - отвечал он, так как барышни

Эштон от страха прижимались к нему, а обе вдовствующие леди в необъятных

белых капотах неслись на него, как два корабля под всеми парусами.

- Все в порядке, все в порядке! - закричал он. - Это просто репетиция

пьесы «Много шуму из ничего». Дамы, не теснитесь вокруг меня, а то я могу

рассвирепеть.

И действительно, вид у него был свирепый. Его черные глаза метали

молнии. Сделав над собой усилие, он добавил спокойно:

- Просто одной из Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница служанок приснился страшный сон - вот и все. Эта

особа нервная и неуравновешенная. Она приняла свой сон за привидение или

что-то в этом роде и до смерти перепугалась. А теперь я должен проводить вас

в ваши комнаты: пока в доме не воцарится покой, ее не удастся привести в

себя. Джентльмены, будьте добры, покажите дамам пример. Мисс Ингрэм, я

уверен, что вы не поддадитесь вздорному страху. Эми и Луиза, возвращайтесь в

ваши гнездышки, как пара голубок. А вы, сударыни, - обратился он к вдовам, -

наверняка смертельно простудитесь, если задержитесь в этом холодном

коридоре.

И так, то шуткой, то твердостью, он заставил их всех разойтись по

спальням. Я не стала Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница ждать его приказания и вернулась к себе так же

незаметно, как поднялась.

Однако я не легла. Наоборот, я поспешила одеться. Шум борьбы после

вопля и сказанные затем слова слышала, вероятно, только я одна, ибо все это

происходило как раз в комнате надо мной, а следовательно, я была уверена,

что вовсе не сон, приснившийся одной из служанок, поверг весь дом в ужас и

что объяснение, данное мистером Рочестером, просто выдумано им для

успокоения гостей. Поэтому я решила одеться и быть готовой ко всему. Я села

у окна и долго просидела так, глядя на безмолвный парк и посеребренные луной

поля и ожидая неведомо чего. Но мне казалось Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница, что за этим странным воплем,

борьбой и зовом о помощи должно последовать еще какое-то событие.

Однако все успокоилось. В доме воцарилась полная тишина. Постепенно

смолкли все шорохи и шепоты, и примерно через час в Торнфильдхолле было

безмолвно, как в пустыне. Казалось, сон и ночь снова вступили в свои права.

Луна уже заходила. Мне стало неприятно в холоде и темноте, и я решила лечь,

как была, одетой. Я отошла от окна и едва слышно прошла по ковру. Когда я

наклонилась, чтобы снять башмаки, кто-то осторожно постучал ко мне в дверь.

- Меня зовут? - спросила я.

- Вы не спите? - откликнулся голос, которого я Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница ждала, то есть голос

моего хозяина.

- Не сплю, сэр.

- Одеты?

- Да.

- Тогда выходите, только тихонько.

Я вышла. В коридоре стоял мистер Рочестер, держа свечу.

- Вы мне нужны, - сказал он, - идите за мной. Не спешите и не шумите.

На мне были легкие туфли, я ступала по ковру бесшумно, как кошка.

Мистер Рочестер поднялся по лестнице и остановился в темном и низком

коридоре все того же рокового третьего этажа; я остановилась рядом с ним.

- У вас есть губка в вашей комнате? - спросил он шепотом.

- Да, сэр.

- А есть у вас соли, нюхательные соли?

- Да.

- Пойдите и принесите.

Я вернулась, нашла на умывальнике Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница губку и в комоде соли и опять

поднялась наверх. Он ждал меня, в руке у него был ключ. Подойдя к одной из

низеньких черных дверей, он вложил ключ в замок, помедлил и снова обратился

ко мне:

- Вы не упадете в обморок при виде крови?

- Думаю, что нет, хотя мне трудно за себя поручиться.

Я почувствовала тайный трепет, отвечая ему. Но ни страха, ни слабости.

- Дайте мне вашу руку, - сказал он. - Не стоит рисковать обмороком.

Я вложила свои пальцы в его руку.

- Она теплая и крепкая и ничуть не дрожит, - заметил он и, повернув

ключ в замке, открыл дверь.

Я вошла в комнату, которую Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница мне уже однажды показывала миссис Фэйрфакс,

- в тот первый день, когда мы осматривали дом. Стены были затянуты

гобеленами, но теперь они в одном месте были приподняты, и я увидела

потайную дверь. Эта дверь была открыта. В соседней комнате горел свет, и

оттуда доносилось странное хриплое рычание, словно там находилась злая

собака. Мистер Рочестер поставил свечу на пол и, сказав мне: «Подождите

минутку», прошел в смежную комнату. Он был встречен взрывом смеха, сначала

оглушительным, затем перешедшим в характерное для смеха Грэйс Пул жуткое и

раздельное «ха-ха». Значит, она была там. Видимо, он дал какие-то указания

молча, хотя кто-то к нему и обратился вполголоса. Потом вышел Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница и запер за

собою дверь.

- Сюда, Джен, - сказал он.

Мы обогнули широкую, с задернутым пологом кровать, которая занимала

значительную часть комнаты. Возле изголовья стояло кресло. В нем сидел

мужчина, полуодетый; он молчал, голова была откинута назад, глаза закрыты.

Мистер Рочестер поднес ближе свечу, и я узнала в этом не подававшем никаких

признаков жизни бледном человеке сегодняшнего приезжего, Мэзона. Я заметила

также у него под мышкой и на плече пятна крови.

- Держите свечу, - сказал мистер Рочестер; и я взяла у него свечу. Он

взял с умывальника таз с водой. - Держите, - сказал он. Я повиновалась.

Окунув губку в воду, он провел ею по мертвенно-бледному лицу Мэзона Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница. Спросил

мой флакон с солями и поднес его к ноздрям гостя. Мистер Мэзон вскоре

приоткрыл глаза. Он застонал. Мистер Рочестер распахнул рубашку раненого,

плечо и рука которого были перевязаны, смыл губкой кровь, стекавшую крупными

каплями.

- Что со мной? Я тяжело ранен? - пробормотал мистер Мэзон.

- Пустяки! Небольшая царапина! Только не раскисай, будь мужчиной! Я

сейчас сам отправлюсь за врачом. К утру мы, надеюсь, увезем тебя отсюда.

Джен! - продолжал он, обращаясь ко мне.

- Да, сэр?

- Мне придется оставить вас здесь с этим джентльменом на час или два;

вы будете вытирать губкой кровь, как я вытирал сейчас, если она появится. А

если ему сделается дурно, вы дадите Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница ему выпить воды из этого вот стакана и

понюхать соли из вашего флакона. Вы не должны разговаривать с ним ни под

каким предлогом. Помни, Ричард, я запрещаю тебе под страхом смерти

разговаривать с ней. Достаточно тебе открыть рот и пошевельнуться, и я не

отвечаю за последствия.

Бедный Мэзон снова застонал; он сидел неподвижно - боязнь смерти, а

может быть и чего-то другого, точно парализовала его. Мистер Рочестер вложил

мне в руку окровавленную губку, и я начала стирать кровь, как делал он.

Несколько секунд он наблюдал за мной, затем сказал: «Не забудьте - никаких

разговоров», - и вышел из комнаты. Странное я испытала чувство, когда ключ

повернулся в замке и Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница звук удаляющихся шагов мистера Рочестера замер вдали.

И вот я сидела на третьем этаже, запертая в одной из его таинственных

камер; вокруг меня была ночь. Перед моими глазами - доверенный моим заботам

бледный, окровавленный человек; от убийцы меня отделяла тонкая дверь. Да,

это было ужасно; я все готова была перенести, но содрогалась при мысли о

том, что Грэйс Пул может кинуться на меня.

И все же я должна оставаться на своем посту. Я должна следить за этим

мертвенным лицом, смотреть на эти посиневшие, недвижные уста, которым

запрещено открываться, на эти глаза, то закрытые, то блуждающие по комнате,

а по временам останавливающиеся на мне и словно остекленевшие от ужаса Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница. Я

все вновь и вновь должна опускать руку в таз с водой и стирать выступающие

капли крови; следить за тем, как постепенно догорает свеча, как тени

сгущаются на старинных потертых гобеленах вокруг меня, становятся черными за

тяжелым пологом массивной кровати и странно трепещут над старинным шкафом

против меня: его створки состоят из двенадцати делений, в каждом из которых

- изображение сумрачного лика одного из апостолов, сделанное искусной рукой,

причем каждый лик заключен как бы в деревянную раму, а над ними высится

распятие из черного дерева.

В зависимости от игры тени и света выступал то бородатый врач Лука со

склоненным челом, то голова святого Иоанна с Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница прядями длинных волос, то

дьявольское лицо Иуды, - оно словно вдруг оживало, и в нем проступали

угрожающие черты архипредателя-сатаны, принявшего образ своего слуги.

И в этой мрачной комнате я вынуждена была бодрствовать и сторожить:

прислушиваться к движениям дикого зверя или дьявола по ту сторону двери.

Однако мистер Рочестер, уходя, как будто заколдовал страшное создание. В

течение всей ночи из-за таинственной двери до меня только трижды, и притом с

большими промежутками, донеслись приглушенные звуки: то был скрип половицы

под чьими-то осторожными шагами, уже знакомое хриплое рычание и затем

тоскливый человеческий стон.

К тому же меня мучили собственные мысли. Что за преступление таилось в

этом уединенном доме Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница, владелец которого не мог ни покончить с ним, ни

пресечь его? Какая тайна прорывалась здесь то вспышкой пожара, то

кровопролитием в самые глухие часы ночи? Что это за существо, которое,

приняв облик обыкновеннейшей женщины, так непостижимо меняло голос? То это

был насмешливый демон, то дикий коршун, терзающий падаль.

И незнакомец, над которым я склонялась, этот банальный и кроткий

человек, - каким образом он угодил в эту паутину ужаса? Отчего фурия

накинулась на него? И как он очутился в этой отдаленной части дома в столь

неподходящий час, когда ему давно следовало мирно спать в своей постели? Я

сама слышала, как мистер Рочестер указал ему комнату внизу, - так что Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница же

привело его сюда? И почему он так беззлобно относится к совершенному над ним

насилию, а возможно, и предательству? Почему так покорно подчинился этому

заточению, на которое его обрек мистер Рочестер? И зачем это понадобилось

мистеру Рочестеру? На его гостя было совершено нападение; его собственной

жизни еще недавно угрожало какое-то гнусное злодейство; и оба эти покушения

он предпочитал держать в тайне и предать забвению? Я только что была

свидетельницей полной покорности мистера Мэзона мистеру Рочестеру, я видела,

как настойчивая воля последнего безоговорочно подчинила себе инертность его

гостя: те несколько слов, которыми они обменялись, подтверждали это.

Очевидно, и в их прежних отношениях энергия моего хозяина, как правило,

брала верх Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница над пассивностью его приятеля. Чем же тогда объяснить испуг

мистера Рочестера, когда он узнал о приезде мистера Мэзона? Отчего одно имя

этого незначительного человека, который подчинялся теперь каждому его слову,

как ребенок, сразило его несколько часов тому назад, словно удар молнии,

обрушившийся на мощный дуб?

О, я не могла забыть ни его взгляда, ни его бледности, когда он

прошептал: «Джен, вы нанесли мне удар, вы нанесли мне удар, Джен!» Я не

могла забыть, как дрожала рука, опиравшаяся на мое плечо; а ведь нелегко

было согнуть этот решительный характер и вызвать трепет в сильном теле

Фэйрфакса Рочестера.

- Когда же он придет? Когда же Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница он придет? - восклицала я про себя, так

как ночь тянулась бесконечно, а мой пациент стонал, слабел, угасал, и ни

утро, ни помощь не приходили. Все вновь и вновь подносила я воду к губам

Мэзона, все вновь и вновь предлагала понюхать освежающие соли, - мои усилия

казались тщетными. Физические или душевные страдания, потеря крови, а может

быть, все вместе взятое вызвало у него внезапный упадок сил. Он так стонал,

казался таким слабым, растерянным и несчастным, что я боялась: вот-вот он

умрет, а я не могу даже заговорить с ним!

Свеча наконец догорела; когда огонек потух, я заметила вдоль края

занавесок бледно-серую кайму света. Значит, утро все Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница-таки близко. Затем я

услышала, как на дворе залаял в своей будке Пилот. Моя надежда воскресла. И

не напрасно: через пять минут скрип ключа в замке известил меня о том, что

мое дежурство кончено. Оно продолжалось не больше двух часов, но мне

казалось, что протекла неделя.

Вошел мистер Рочестер в сопровождении врача, за которым он ездил.

- Ну, а теперь, Картер, поторопитесь, - обратился он к врачу. - Даю вам

полчаса на то, чтобы промыть рану, наложить повязку, свести больного вниз и

так далее.

- А можно ли ему двигаться, сэр?

- Безусловно, можно. Ничего серьезного нет; просто он разнервничался, и

надо поднять у него настроение. Пойдемте, принимайтесь за дело.

Мистер Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница Рочестер отдернул плотные занавеси на окнах, поднял полотняную

штору и впустил в комнату как можно больше дневного света. И я с радостью

отметила, как светло уже было на дворе! Какие яркие розовые полосы озаряли

восток! Затем он подошел к Мэзону, которого осматривал врач.

- Ну, приятель, как дела? - спросил он.

- Боюсь, что она меня прикончила, - последовал едва слышный ответ.

- Глупости, мужайся. Через две недели ты будешь здоров, как прежде.

Просто немного крови потерял - вот и все. Картер, скажите ему, что никакой

опасности нет.

- Могу, и с полной уверенностью, - отозвался Картер, который уже снял

со своего пациента повязку. - Жалею, что не оказался здесь раньше, тогда он

не потерял бы столько Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница крови. Но что это? Плечо не только порезано, оно

изорвано. Эта рана не от ножа, тут поработали чьи-то зубы.

- Она кусала меня, - прошептал больной. - Она накинулась на меня, как

тигрица, когда Рочестер отнял у нее нож.

- А зачем ты ей поддался? Надо было сопротивляться, - заметил мистер

Рочестер.

- Но что можно было сделать при таких обстоятельствах? - возразил

Мэзон. - О, это было ужасно, - добавил он содрогнувшись. - Я не ждал этого,

она вначале была так спокойна.

- Я предупреждал тебя, - ответил его друг, - я говорил тебе: будь

начеку, когда ты с ней. И потом, ты же мог подождать до завтра, и я пошел бы

с тобой; это Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница было просто безумием - попытаться устроить свидание сегодня же

ночью и с глазу на глаз.

- Мне казалось, что это будет полезно.

- Тебе казалось! Тебе казалось! Я просто из себя выхожу, когда слушаю

тебя. Ну, как бы там ни было, ты пострадал, и, кажется, пострадал достаточно

за то, что не послушался моего совета; поэтому я умолкаю. Картер, скорей,

скорей! Сейчас взойдет солнце, и мы должны его увезти отсюда.

- Сию минуту, сэр. Плечо уже перевязано. Я сейчас осмотрю только еще

эту рану на руке. Тут тоже, видимо, побывали зубы.

- Она сосала кровь; она сказала, что высосет всю кровь из моего сердца!

- воскликнул Мэзон.

Я видела, как мистер Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница Рочестер содрогнулся: странное выражение

отвращения, ужаса и ненависти исказило его лицо до неузнаваемости, но он

сказал только:

- Замолчи, Ричард, и не обращай внимания на ее глупую болтовню; не

повторяй ее.

- Хотел бы я забыть... - последовал ответ.

- Ничего, и забудешь, как только уедешь из Англии; очутишься опять в

Спаништауне и будешь вспоминать о ней так, как будто она давно умерла. Или

лучше не вспоминай о ней вовсе.

- Эту ночь забыть невозможно!

- Нет, возможно. Возьми себя в руки! Два часа тому назад ты считал, что

погиб, а вот же ты жив и болтаешь как ни в чем не бывало. Ну, Картер кончил

или почти кончил свое дело Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница; я живо приведу тебя в порядок. Джен (впервые

после своего возвращения обратился он ко мне), возьмите этот ключ,

спуститесь в мою спальню и пройдите прямо в гардеробную; откройте верхний

ящик гардероба, выньте чистую рубашку и шейный платок и принесите их сюда. И

попроворней.

Я пошла, отперла шкаф, достала упомянутые предметы и вернулась с ними.

- А теперь, - сказал он, - зайдите за кровать. Я приведу его в порядок.

Но не выходите из комнаты. Вы можете еще понадобиться.

Я последовала его указанию.

- Никто там не просыпался, когда вы ходили вниз, Джен? - спросил меня

мистер Рочестер.

- Нет, сэр. Всюду было очень тихо.

- Мы увезем тебя Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница без шума, Дик. Так будет лучше и для тебя, и для этого

несчастного создания, там за дверью. Я слишком долго избегал огласки и

меньше всего желал бы ее теперь. Помогите ему, Картер, надеть пиджак... А

где твой меховой плащ? Тебе ведь без него и мили не проехать в этом

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentbedfbjd.html
documentbedfitl.html
documentbedfqdt.html
documentbedfxob.html
documentbedgeyj.html
Документ Джен Эйр. Шарлотта Бронте. 18 страница